Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

Отважные партизанки — разведчицы

15.09.2017, 20:40      Новости Рогнедино

Анна Федоровна Кисенкова до войны работала инспектором Рогнединского районного отдела народного образования. В первые дни войны пыталась уйти добровольцем на фронт, но в райвоенкомате ей отказали. Фашистские орды быстро двигались на восток. В Рогнедине началась эвакуация имущества и жителей.

Кисенкова с сестрой, муж которой работал председателем колхоза, собралась тоже уехать, но в дороге догнали немцы, отобрали домашний скарб и беглецам пришлось вернуться в родную Немерку. Настали мрачные дни оккупации. Немецкие власти потребовали, чтобы Кисенкова пошла к ним работать, но она отказалась, сославшись на болезнь. Кто-то из предателей разоблачил учительницу, и над ней нависла угроза расправы, но нашлись люди, которые предупредили об опасности и посоветовали скрыться. Скоро появилась возможность связаться с партизанами Бытошского отряда. Они поручили собирать сведения о противнике и оказывать помощь разведчикам 10-ой армии. Немного позже Кисенкова ушла в Рогнединский партизанский отряд и стала разведчицей. Не раз ей приходилось выполнять рискованные задания. Двадцать пятого марта сорок второго Нюру вызвал начальник штаба Белугин: — Вот записка. Передашь в рогнединской управе Кочубею Алексею Викторовичу. Один из партизан довез ее на санях до деревни Студенец. Дальше ехать было опасно. Нюра отпустила подводу и пошла пешком. Поздно вечером добралась до деревни Яблонь, подошла к хате Павловых и осторожно постучала в окно. Аня Павлова вздрогнула, прислушалась. Ей показалось, что послышался условный сигнал. Через минуту стук повторился. Девушка вышла в сени, приоткрыла дверь и в темноте узнала Нюру Кисенкова, с которой была знакома с тридцать девятого года по работе в Каменской школе. — Нюрочка! Заходи побыстрей. Каким ветром в такую темень? — Попутным, — улыбнулась Нюра. – У тебя никого постороннего нет? — Нет. Да ты раздевайся, сейчас приготовлю поесть. — Постой. Сначала о деле. До глубокой ночи девушки не спали, думали, как до Рогнедина добраться. На второй день утром Аня Павлова поспешила к старосте. — Мне пропуск нужен, в Рогнедино сходить,- заговорила неуверенно. — Чего тебя несет туда? – тот из-под нахмуренных бровей недовольно посмотрел на девушку. — Невестка заболела, к врачу нужно. — Нашла время болеть, — староста порылся в ящике стола, достал клочок бумаги. Домой Анюта летела, словно на крыльях, радовалась первой удаче. — Пропуск на двоих. Теперь, «невестушка», собирайся, к врачу можем опоздать. День выдался пасмурный. Шел мелкий снежок. В двух километрах от деревни из-за поворота за взгорком показался немецкий обоз. — Не хватало, чтобы нас гитлеровцы сцапали, — заметила Нюра. Скрыться было некуда, да и поздно. — Не показывай виду, что испугалась, — Анюта решительно шагнула на обочину дороги. Сидевшие на подводах гитлеровцы показывали пальцами на девушек, месивших рыхлый, что-то кричали и раскатисто смеялись. Некоторое время девушки шли молча. Было обидно, что захватчики чувствуют себя победителями на их земле. — У меня был случай, вспоминать страшно…И Кисенкова рассказала об истории, когда Солдатенков послал ее в Пацынь в разведку, а в дороге чуть было немцы не схватили. — Оказалось, какая-то собака меня тогда выследила… Павлова посмотрела на подругу и невольно подумала: «Немного прошло времени с начала войны, а Нюру не узнать. Кто бы мог подумать, что скромная учительница станет отважной разведчицей. Раньше вечером из хаты боялась выйти, а сейчас темной ночью идет лесом и не боится ни черта, ни дьявола. Научилась крепко держать себя в руках. Нелегко ей, видно, это дается. Вот на висках проглядывают серебристые волосинки. Это в ее-то годы! За один день поседеешь, если увидишь, что за тобой по пятам смерть шагает». При входе в Рогнедино девушек остановил полицай, стоявший на посту с немецким солдатом. Он долго вертел в руках пропуск, присматривался, словно что-то вынюхивал, затем вернул его. Девушки условились о месте встречи. Нюре появляться в управе было нельзя. Там ее знали, но считали погибшей. Кисенкова передала записку подруге, а сама под видом обмена вещей на соль пошла по хатам в беседах с жителями узнавать их настроение, незаметно рассказывать о разгроме гитлеровских войск под Москвой и освобождении нашими войсками города Кирова. Павлова направилась в управу. В кабинете Кочубей оказался один. Девушка достала из-под подкладки пальто бумажку. — Просили сегодня ответ принести, — проговорила тихо. Алексей Викторович взял записку, быстро пробежал глазами по строчкам, взглянул на Павлову. — Зайдешь через два часа, только будь осторожна. Чтобы скоротать время, Анюта зашла к знакомой, а через два часа, как и условились, была в управе. Там было полно народу. Как только она вошла, Кочубей поднялся и властно сказал, обращаясь к ней: — Передай бумагу старосте и предупреди, что если не будет исполнена, я с него шкуру спущу, — и с этими словами передал небольшой пакет. К вечеру девушки вернулись в Яблонь. Нюра радовалась удачному выполнению задания, хотелось вернуться в отряд, но нужно было дождаться темноты. Не успели разведчицы раздеться, как в хату вбежала мать Анюты: — Ой, доченьки, немцы. — Где? – встревожилась Аня. — У соседей кур ловят. Сюда тоже могут зайти. — Нюра, полезай на печку. В хату вошли два немца, не успели переступить через порог, как загорланили: — Матка, кура, яйка. — Бог с вами, где этих кур набрать, — запричитала мать. – Ну, пошли, пощли, — собралась выпроводить непрошенных гостей из хаты. Стемнело. Нюра собралась уходить. Анюта вышла проводить. И вот девушки стоят у сарая со стороны большака. На дороге показались огоньки: то погаснут, то снова засверкают. — Машина идет. Огоньки медленно ползут в направлении Рогнедина. Девушки всматриваются в темноту. Пока приглядывались к дороге, огоньки поползли в обратную сторону. — Броневик. По дороге курсирует, — проговорила Анюта. — Ждать больше нельзя. Нужно к рассвету в отряд вернуться, — зашептала Нюра, когда броневик скрылся. Девушки осторожно подошли к дороге, тепло распрощались. Нюра скрылась в непроглядной темноте. Подруга долго стояла у большака, прислушивалась к ночным шорохам, а когда снова показались огни броневика, заспешила домой. Нюра Кисенкова и на этот раз благополучно добралась до Чичеринки, где базировался Рогнединский партизанский отряд. Сведения от Кочубея оказались очень ценными. Благодаря им через какое-то время удалось изобличить засланного к партизанам немецкого лазутчика. И в этом, и в других разведывательных походах Господь хранил Нюру. В середине июня сорок второго Рогнединский партизанский отряд присоединился к 3-ей стрелковой партизанской дивизии, числился ее пятым батальоном, но сохранял за собой и старое наименование. Отряд принял активное участие в выводе за линию фронта подразделений генерала Белова и в последующих боях в Раменном лесу. С партизанами А.Ф.Кисенкова прошла многие километры лесных дорог, перенесла вместе с ними все тяготы и смертельные опасности партизанской жизни. После освобождения поднимала разрушенное войной хозяйство, до ухода на пенсию работала секретарем парткома совхоза «Хотмировский». Оставила у всех, кто знал ее, добрую память о себе. Валерьян КОВАЛЕНКО На снимке: партизанки Рогнединского района в день 40-летия победы. А.Ф.Кисенкова- третья слева

Источник: gazeta-rognedino.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования